В Тюмени стартовал XV Фестиваль дизайна, где открылась выстака тюменского классика

В музее изобразительных искусств открылись выставки «Новая тема» Михаила Гардубея и «Игра в предлагаемых обстоятельствах» Александра Прудникова. Так, 6 ноября стартовал XV Фестиваль дизайна в Тюмени, сообщает «Вслух.ру».

«У Гардубея много выставок, что редкость – художники боятся показывать свои работы публике», – заметил на открытии выставки дизайнер Геннадий Вершинин. «Что написал, за то мне нести ответ. На персональной выставке художник предстаёт перед зрителем, как голый», – добавил сам Михаил Михайлович.

«Новая тема» – это, в основном, работы последних трёх лет, когда Гардубей, родившийся в Закарпатской области, вплотную взялся за украинские мотивы, а также за русские былины, богатыри из которых плавно перетекают в сибирскую мифологию.

«В современном искусстве тема – редкое явление, так как тему надо выбрать, сочинить сюжет, придать персонажам некие свойства, а это непростая работа», – говорит Вершинин.

Новые герои Михаила Гардубея – это мифические люди-кони, могучие, заросшие бородой и латами мужики, буквально слившиеся со своими лошадьми – Илья Муромец, Святогор, три богатыря, тут же и Ермак. В свободное от сечи время это разудалые казаки, у которых в объятьях или на шее обязательно восседает голая панночка. Гоголевские персонажи летают по небу в Шагаловской манере – они воспаряют от любви и неги. Летающие любовники становятся постоянным мотивом и достигают барочных масштабов в «Украинской ночи» (2011), где пышнотелые красавицы и казаки заполоняют всё небо, подобно купидонам со старинных полотен, в то время как на земле нет ни одной женщины, а только пахари отдыхают, слушая ученого человека с книжкой. В воображаемом мире Михаила Гардубея соединяются закарпатские пастухи (в память о безвременно почившем лучшем друге и земляке Дмитрии Бобониче), давнишний знакомый Дон Кихот, отдыхающий под сенью лошади, в виду тюменского Троицкого монастыря. Дон Кихот встречается с Ермаком, с казаками. Примерно в том же месте, где он, отдыхают на берегу Туры восточные одалиски с дыньками, собравшиеся с соседних картин «Юдифь», «Сусанна, «Саломея». Нынешние «гардубабы» меньше похожи на «Авиньонских девиц» Пикассо (разве что «Источник» (2013) всё ещё верен этой угловатой расчленённой манере), они гибкие, мягкие, как авторская техника Гардубея, всепоглощающие, сильные и текучие. В этой же технике исполнена и большая серия портретов Тюмени. На выставке их не много, но публике они известны как всерьёз увлёкший автора сюжет. В городских пейзажах воспевается старинная Тюмень, которая очаровала когда-то стажёра из Ужгородского художественного училища, временами Тюмень скрещивается с любимым Закарпатьем, перерастая в идеальный ландшафт души Михаила Михайловича Гардубея.

Выставка Александра Прудникова, который, уже будучи состоявшимся дизайнером, учился у Гардубея живописи, представляет собой нечто совершенно иное. У входа в зал зрителя встречает голый витрувианский Прудников с множеством рук, в каждой из которых – различные орудия труда. Он проектирует и воплощает интерьеры, рисует, пишет картины, создаёт концептуальную графику. К каждому проекту, будь то картина или интерьер, прилагается удобно свёрстанная пояснительная записка, посвящающая зрителя в секреты профессиональной кухни. Выставка получилась небольшая, но познавательная, во всяком случае, для стороннего зрителя, не профессионала в области дизайна.

К выставкам вышли два небольших альбома с репродукциями работ художников и их собственными текстами, воспоминаниями и пояснениями. Альбомы и выставки поддержали Академия культуры и искусств, а также Министерство культуры, которое в этом году поддерживает фестиваль дизайна.